Левые на фоне Венесуэлы | СВЕЖИЕ НОВОСТИ

Левые на фоне Венесуэлы

Мало у кого возникает вопрос, почему российская политическая система, будучи крайне правой по сути, так озабочена судьбой «боливарианского социализма».

События в Венесуэле и вокруг нее остаются топовой темой мировых и российских СМИ. Некая стабилизация внутриполитической обстановки в этой стране, в том виде, в котором она сложилась сейчас, когда после массовых протестов президент Николас Мадуро сумел удержаться в своем кресле, а его главный оппонент Хуан Гуайдо продолжает быть председателем оппозиционного парламента, откладывая сроки свержения власти на начало апреля, вновь может быть нарушена уже внешними акторами.

В начале недели стало известно, что в Каракас прилетели два российских самолета со ста военными на борту, под руководством ни много ни мало — начальника Главного штаба Сухопутных войск РФ Василия Тонкошкурова. Помимо «живой силы» самолеты привезли 35 тонн некоего груза.

Президент США Дональд Трамп отреагировал на это известие почти мгновенно, заявив, что «Россия должна уйти оттуда» и что для этого «все варианты возможны». Вице-президент Майк Пенс, который вместе с Трампом принимал участие во встрече в Белом доме с женой Гуайдо Фабианой Розалес, добавил, что «Соединенные Штаты рассматривают прибытие на этой неделе российских военных самолетов в Венесуэлу как явную провокацию».

Резко против выступила и Организация американских государств. «Генеральный секретариат ОАГ отвергает недавнее военное проникновение России на территорию Венесуэлы, которое не было разрешено Национальной ассамблеей, как того требует конституция Венесуэлы», — сказано в ее заявлении.

Москва отвечает на эти заявления ожидаемо. Помощник президента РФ Юрий Ушаков, заявил, что визит российских военных в эту латиноамериканскую страну проходит «в рамках нормальных отношений» с ее законным правительством». Спикер российского МИДа Мария Захарова также сказала, что «российская сторона ничего не нарушала — ни международных договоренностей, ни внутреннего законодательства Венесуэлы», а заодно призвала американцев вывести свои войска из Сирии.

Пока шла эта российско-американская пикировка на самом высоком уровне, и отношения между двумя государствами вновь резко обострились, в Москве, почти в то же самое время прошла дискуссия, организованная клубом «Диалог» и Молодежным университетом современного социализма (МУСС). Ее тема была обозначена следующим образом: «Политический кризис в Венесуэле: причины и перспективы разрешения». В анонсе мероприятия пафосно сообщалось: «Сейчас, когда в большинстве стран континента вернули себе власть силы реакции, Боливарианская Республика остается одним из последних осажденных бастионов социализма».

Выступившие в прениях директор ИГСО Борис Кагарлицкий и профессор МГУ Александр Бузгалин признали определенные ошибки, сделанные руководством Венесуэлы и посетовали, что оно, в общем, мало прислушивается к советам разнообразных экспертов, какими бы социалистами они ни были. По словам Кагарлицкого, кубинцы призывали венесуэльцев не повторять их ошибок, но этот совет в итоге так и не был услышан боливарианским руководством.

В целом разговор о том, является ли социально-экономическая и политическая система современной Венесуэлы социализмом, а если это социализм, то какой, российских, да и не только российских левых интересует мало. Им не до этого. Тут вспоминается известный анекдот, где исследователи в качестве эксперимента последовательно запирали в комнате с подвешенным у потолка бананом обезьяну, а затем прапорщика. Обезьяна несколько раз прыгнула за фруктом, а потом взяла палку и сбила банан. Прапорщик же продолжал прыгать, хотя очевидно не доставал до банана. Исследователи вошли в комнату и посоветовали ему подумать. «Чего думать-то? Прыгать надо!», — ответил тот.

Так вот, российские левые идут сегодня по стопам этого прапорщика. У них нет времени на то, чтобы подумать, какие именно ценности они защищают в Венесуэле или, скажем, почему российская политическая система, будучи крайне правой по сути, так озабочена то судьбой «боливарианского социализма», то поддержкой династии Асадов в Сирии. Чего думать? Поддерживать надо…

Выступившая на мероприятии член ЦК одной из многочисленных «левых» партий, имеющих в своем названии отсылку к коммунизму (Объединенная коммунистическая партия), Дарья Митина, которая, по ее словам, регулярно бывает в Венесуэле и позиционирует себя как «классическую марксистку», поведала интересный факт. А именно, что в этой стране лишь 15-20 процентов собственности является государственной.

Автор этих строк заметил на это, что если уж быть марксистами, то по Марксу один социально-экономический строй отличается от другого формой собственности. А значит большой вопрос, является ли «боливарианский социализм» — социализмом. Да, Маркс не считал, что огосударствление всех средств производства само по себе приводит к социализму.

Еще в своем «Манифесте коммунистической партии» он писал, что подобные мероприятия сами по себе «экономически кажутся недостаточными и несостоятельными, но которые в ходе движения перерастают самих себя и неизбежны как средство для переворота во всем способе производства».

Если после почти 20 лет «боливарианского социализма» в руках общества находятся только 15-20 процентов собственности, то в чем же заключается этот социализм? И, да, в чем заключается «марксизм» подобных «марксистов»? В данном случае, это вопрос даже не к нынешним руководителям Венесуэлы, а к российским социалистам, призывающим к поддержке режима Мадуро…

Впрочем, судя по выступлению Митиной, у нее есть ответ на вопрос, в чем суть «боливарианского социализма». Она рассказала о различных социальных программах, реализуемых в Венесуэле. Здесь и бесплатные образование и здравоохранение. На улицах множество ребятишек с брекетами — стоматологическая помощь тут тоже бесплатная.

Тут можно вспомнить, что Уго Чавес построил в Венесуэле 100 тысяч домов для бедных семей. Все это прекрасно. Однако различные социальные программы в первой половине ХХ века проводили и фашистские режимы в Германии и Италии. Гитлер, например, почти полностью ликвидировал безработицу, при нем был принят трудовой кодекс, защищавший наемных работников от произвола работодателей. Муссолини за государственный счет осушал болота и бесплатно раздавал землю мелким фермерам.

Считать ли в связи с этим нацистскую Германию и фашистскую Италию социалистическими государствами? Думаю, что нет. А если да, то иначе как реакционным такой социализм назвать нельзя. И не только из-за этнического геноцида, проводившегося в Третьем рейхе, политических репрессиях в обоих этих режимах. Не только из-за диктатуры одной партии и персональных диктатур вождей.

Реакционным такой «социализм» (а вернее, все-таки государственный капитализм) является и потому, что тот самый «непосредственный производитель», то есть большинство наемных пролетариев города и деревни, освобождением которых были так озабочены классики марксизма, и в фашистской Италии, и в нацистской Германии, и в Советском Союзе, и в нынешней Венесуэле не стали хозяевами средств производства. А стало быть, не стали хозяевами и всей своей жизни за рамками этого производства. Они, как были, так и остаются, в том числе и в современной Венесуэле, наемными рабами.

Иными словами, главную проблему современного общества — отчуждения непосредственных производителей от средств производства, а значит и от политической власти, все эти социализмы ХХ и XXI века, в кавычках и без, не решили.

Современные левые если и понимают эту ключевую теоретическую и практическую проблему нынешнего и прошлого социализма, то стараются не акцентировать на ней внимание, поскольку не знают (а подспудно, возможно, боятся) ее решения. Взамен этого они поддерживают родной империализм во всех его начинаниях, предпочитая не думать о том, что все его действия обусловлены исключительно интересами крупного капитала.

Чтобы найти хоть какое-то оправдание этой своей позиции, они говорят, что «всегда на стороне тех, кто слабей». Блестящая позиция для «марксиста» и «социалиста». Средневековый теократический режим талибов в Афганистане или похожий на него режим террористов из «Исламского государства» (запрещенного на территории РФ), безусловно слабее американского империализма. Разве это основание поддерживать столь пещерные альтернативы капитализму! И это при том, что и Маркс, и Энгельс неоднократно писали, что капитализм, несмотря на все его недостатки (которых сегодня, заметим, в развитых странах намного меньше, а достоинств гораздо больше, чем 150 лет назад), однозначно более прогрессивный строй, чем все предыдущие формации.

В том же современном Афганистане войска США, руководствовавшиеся интересами определенной части крупного американского капитала, связанного с военно-промышленным комплексом, тем не менее, принесли на своих штыках в эту страну демократическую политическую систему, светское образование и равные права для женщин. В связи с чем для любого действительно левого, прогрессистски мыслящего человека выбор между империализмом американцев и средневековьем талибов однозначен.

Ну и совсем уже ни для кого из российских левых, поддерживающих интересы отечественного сырьевого капитала в Венесуэле, неинтересная подробность — большинство депутатов оппозиционного парламента в этой стране представляют разные течения социалистов. Но до того ли нашим «левым»? Чего тут думать? С американским империализмом бороться надо!

 


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*